Магнитогорская область
Фото: Вид Магнитки / Ренарт Фасхутдинов

Фото: Вид Магнитки / Ренарт Фасхутдинов

Магнитогорск собирается расширять свои границы. До какого предела?

Предвыборный визит и.о. губернатора Челябинской области Бориса Дубровского в родной Магнитогорск ознаменовался мини-сенсацией — горожане услышали, что на юге области должна появиться агломерация. Сердцем ее будет Магнитка, к которой добавят еще два района — Агаповский и Карталинский. «Русская планета» спросила у экспертов, каковы перспективы этого проекта и обнаружила, что лучшим решением стало бы создание Магнитогорской области.

Объединить окорочка и стейки

Время, когда было сделано заявление об укрупнении Магнитогорска за счет сопредельных территорий, конечно, вызывает подозрение. Накануне выборов все проекты, объявленные претендентом на власть (пусть и в должности и.о. губернатора), стоит считать скорей обещаниями. Политолог Владимир Белый предвыборную специфику учитывает, и все же считает, что и после кампании новая территориальная структура придется кстати.

– Понятно, что не отметить связь с предстоящим в воскресенье голосованием невозможно. Но свою роль тут играют и проблемы финансирования и распределения бюджета. Сейчас в городе 410 тысяч живет. А в большой Магнитке будет больше пятисот тысяч. И это тот рубеж, перейдя который, можно ставить вопрос об увеличении бюджета. Насколько все просчитано и в каком виде реализуется, другое дело. До градостроительной и логистической составляющей пока еще очень далеко, это все будет прорабатываться еще нескоро. Да и кто этим будет заниматься, тоже неясно. У нас в городе сейчас даже главного архитектора нет. На данном этапе самое разумное — это смотреть цель, которую ставят мэр и губернатор, обсуждая идею агломерации, смотреть, что лежит в основе. Если во главе угла интересы комбината, что логично, учитывая происхождение Дубровского, то будут подгребать под себя ресурсную базу в соседних районах. Если это чисто политический проект, то будут работать с администрациями районов и поселений, встраивая их в единую систему. Если речь идет об экономической устойчивости в связи с санкциями, то надо звать экономистов и выяснять, какая конфигурация районов, объединенных вокруг Магнитогорска, даст оптимальный эффект.

В администрации города на вопрос «Русской планеты» о том, для чего могла бы пригодиться большая управленческая структура, отвечают: пока речь идет только о более плотном сотрудничестве с сельхозпредприятиями соседних районов и создании совместных производств. Агаповский район, вплотную примыкающий к Магнитке, давно связан с ней тесными экономическими отношениями. Целиком на город ориентировано крупнейшее предприятие Буранная птицефабрика, уже принадлежащая магнитогорскому концерну «Ситно». Наровчатка, славящаяся хорошими урожаями овощей и зерновых, наполняет городские продуктовые рынки и магазины.

С Карталами ситуация иная — там хозяйственные связи с Магнитогорском гораздо слабее, но зато хорошо развито мясомолочное производство. В поселке Варшавка есть крупный племенной завод высококачественной породы коров герефорд. Поголовье стада — восемь тысяч. По российским меркам, это очень много. Мясо у здешних коров подходит для приготовления стейков. Но в Магнитке оно пока не востребовано, предприниматель частично сбывает его в Карталах, а остальное девать некуда. Пока приходится отправлять в соседний Казахстан, искать выходы на партнеров в Тюмени и Башкирии. Все потому что нет интереса со стороны магнитогорских торговых сетей и посредников, которым проще заваливать горожан окорочками и птичьими колбасами агаповского происхождения. Создание агломерации, надеются чиновники мэрии, позволит, наконец, придать усилиям разных производителей единый вектор. В конце концов, просто связать сопредельные территории, улучшив инфраструктуру.

Взяли карту, обвели кружочком

Какой Магнитогорскую агломерацию видят чиновники, примерно понятно. А как выглядит оптимальное территориальное устройство на взгляд специалистов? И нужно ли вообще Магнитке расти вширь?

– Мысль с агломерацией понятна, — говорит Тимур Юлдашев, ведущий экономист проектного бюро ООО «АПБ Прогресс». — Но назвать это реальной агломерацией трудно. Пока это скорее налаживание двусторонних контактов с отдельными предпринимателями. Зачем при таких скромных планах пользоваться таким громким словом, я не очень понимаю. Вероятно, в рекламных целях. Создается ощущение, что взяли карту, посмотрели, где поблизости от Магнитки есть точки производства определенных товаров и продуктов, и обвели это кружочком. Если создавать настоящую агломерацию, то надо посмотреть чуть пошире. Мощная кооперация с Агаповским и Карталинским районами наглухо отрезает крайний юг области — Кизильский и Брединский районы. Они и так чувствуют себя ближе к Оренбургу, чем к Челябинску, а после такого финта будут числиться в составе региона только номинально. Почему бы не привязать их к Магнитогорску? Проложить удобные маршруты? А то ведь сейчас города юга области почти отрезаны друг от друга, нормального сообщения между ними нет.

Юлдашев обращает внимание еще на один момент: те, кто предлагает развивать магнитогорский мегаполис совершенно не учитывают фактор Башкирии.

– Политические амбиции нашего руководства толкают нас на восток, на другой край области, где нас не очень-то и ждут. А главные ресурсы Магнитки, как ни крути, лежат на западе, в Башкирии. Все же в курсе, что юг Башкирии имеет сейчас точку притяжения не в Уфе, а здесь, в нашем городе. Это и рабочие руки. Куда едет работать весь Сибай, Аскарово, Абзаково, я уж молчу про ближайшие села? Они все здесь, у нас. Куда едет поступать молодежь из того же Белорецка? Меньшая часть в Уфу, большая в Магнитку. На территории Башкирии расположены наши турбазы и санатории, даже аэропорт Магнитогорска — и тот в Башкортостане. Поэтому как минимум Белорецкий и Абзелиловский районы исторически, культурно и экономически завязаны на Магнитогорск. То есть по-хорошему их тоже надо брать в агломерацию. Хотя понятно, что политический расклад отношений между нашими регионами не позволит замахнуться на такое.

Восемьдесят шестой регион

Решение, которое предлагает Тимур Юлдашев, выглядит радикальным, но не таким уж нереальным. Вспомним хотя бы, как недавно был присоединен к России новый регион. На территории небольшого Крыма умещается не только отдельный федеральный округ, но и два субъекта — собственно Республика Крым и город Севастополь. Магнитогорск сильно выиграл бы от дробления Челябинской области и выделения в отдельный регион юга.

– Выходом могло бы полное переформатирование административной карты, — уверен Юлдашев. — Я говорю про отделение от Южного Урала и от Башкирии части районов и создание на их основе Магнитогорской области. Вот тогда бы у нас все было в порядке и с экономикой, и с налогами, и с логистикой, и с рабочей силой, и с культурным аспектом. Ведь все предпосылки есть, давно ведь эта тема в воздухе витает. Но Челябинск при этом сильно просядет, поэтому он костьми ляжет, но такого варианта не допустит.

Проект создания Магнитогорской области действительно не нов. Он возник еще в 1954 году, когда в стране начался очередной этап перекройки административных границ. Крупные территориальные образования тогда активно делили на более мелкие, передавали районы от одного региона к другому в целях повышения экономической эффективности. Так на карте СССР появились Белгородская, Липецкая и Черкасская области. Были созданы мало кому сейчас памятные Каменская, Балашовская и Арзамасская области (позднее их опять расформировали). Апофеозом этих преобразований стала передача Крыма в состав УССР. Магнитогорская область имела все шансы на рождение. Население Магнитки на тот момент уже превышало 300 тыс. человек, что было вполне достаточно для административного центра. Хозяйственный комплекс раскинулся на пространстве нескольких районов, включая часть Башкирии и Казахстана. На казахской территории располагалась рудная база ММК, а в Башкирии планировалось построить город-спутник Магнитогорска — зеленый оазис на берегу озера Банного. При этом сама Магнитка получила бы прочную связку с Белорецком, где тоже располагался металлургический завод. Важно, что производство черного металла — стержень магнитогорской экономики — не было завязано на Челябинск. Поэтому новообразованный регион легко зажил бы своей собственной жизнью. Препятствием стала позиция башкирского и казахского руководства, не желавшего терять промышленно развитые районы. Советский лидер Никита Хрущев не утвердил готовый проект.

Идею положили под сукно, но периодически она всплывала на поверхность. В конце восьмидесятых, когда часть регионов СССР перекраивала границы явочным порядком, о Магнитогорской области заговорили вновь. А последний по времени ренессанс самого термина случился в январе этого года, сразу после прихода экс-директора ММК Бориса Дубровского на пост и.о. губернатора. Только смысл в понятие стал вкладываться уже другой. Под ироничные смешки шептались о том, что вся область де-факто может превратиться в Магнитогорскую. В любом случае понятно, что тот вариант агломерации, который предложили власти, не имеет с аргументами магнитогорской сецессии ничего общего.

Латынь для технарей Далее в рубрике Латынь для технарейИнженеры на пенсии и рабочие заводов взялись за изучение древних языков

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»