Бери и жри
Представители Роспотребнадзора и лично Геннадий Онищенко (справа) знакомятся с продукцией агрокомбината // © РИА Новости, Сергей Субботин

Представители Роспотребнадзора и лично Геннадий Онищенко (справа) знакомятся с продукцией агрокомбината // © РИА Новости, Сергей Субботин

Почему ухудшающееся качество продуктов подрывает уральское здоровье

Подевалось куда-то здоровье сибирское, уральское. Мы привычно сетуем по этому поводу на выбросы и «выхлопы» промышленных предприятий, на загрязнение окружающей среды сильно разросшимися автомобильными «стадами». Что, конечно, имеет место быть. Но сложно не заметить при этом и связь с интенсивным «загрязнением» продовольствия — химизацией пищевой индустрии и быстро набирающей темпы генетической модификацией продуктов питания. Ибо, как известно, человек есть то, что он ест.

– Качество продуктов за последние несколько лет, безусловно, ухудшилось, — утверждает в беседе с корреспондентом «Русской планеты» Рафига Шафигулина, руководитель органа по сертификации продукции и услуг в Магнитогорске. — Не резко упало, но снижалось неуклонно. Столько всяких добавок накопилось — только зарегистрированных, разрешенных к употреблению, — 1500. Ни запомнить все практически невозможно, ни проверить такой огромный «букет» ни в одной лаборатории нет возможности. Но изготовители их еще и не указывают. Основная причина неуклонного снижения качества продуктов, видимо, в том, что сильно сдал контроль за производителем и продавцом.

Этот контроль стал «хиреть», каким бы странным это ни показалось, после вступления в силу закона «О техническом регулировании». Чтобы это понять, надо припомнить некоторые этапы его внедрения. Этот закон, коим с 1 июля 2003 года были вытеснены стоявшие прежде на страже качества продуктов законы «О стандартизации» и «О сертификации продукции и услуг», по замыслу его авторов, должен был совершить революцию в сфере его применения. И он ее совершил. 70 лет отечественные ГОСТы и устоявшаяся сеть учреждений государственного контроля за качеством товаров и услуг, как вскоре стало очевидно, совсем неплохо выполняли свое предназначение.

– Ситуация очень сложная. С техническими условиями допустили большую ошибку. Нельзя было распространять их на продукты питания. Конечно, в ГОСТах было много разных сложностей, конструкторы жаловались, что это сдерживает технологический прогресс, внедрение инноваций, и нужно было убирать барьеры. Но доводить до такой вольности с продуктами питания все-таки нельзя было, — такой вывод сделала еще несколько лет назад директор Магнитогорского центра стандартизации, метрологии и сертификации (ЦСМС) Людмила Покрамович.

Принятие закона «О техническом регулировании» объясняли необходимостью «не кошмарить» производителя и не зарегулировать его в связи с перспективой вступления в ВТО. Инициаторы такого поворота хотели, надо думать, как лучше, однако выходило шиворот-навыворот. Во всех специализированных журналах по поводу технических регламентов вспыхнула жаркая полемика. Как их разрабатывать и все предусмотреть — никто не знал. Поначалу специалисты определяли необходимость разработки около двух тысяч технических регламентов, потом эта планка опустилась до тысячи. Но скоро поняли, что и столько принять за короткий переходный период проблематично. Когда первый техрегламент разработали, еще не в виде закона, а как спецрегламент, к нему добавилось приложений — с увесистый трехтомный фолиант.

Проблема в том, что прежде российские предприятия работали по государственным стандартам, предполагавшим в продуктах питания все натуральное, и под это были приспособлены все лаборатории, все применяемые в них методы, приборы для исследований. И когда пошел поток продуктов иного качества, потребовалось перестроить приборную базу, научить специалистов, «поставить» новые методики измерений, да еще и новая законодательная база понадобилась. Чтобы проверять, например, генномодифицированные продукты, в лаборатории должен быть соответствующий прибор, который стоит 150 тыс. евро. Магнитогорский ЦСМС такими деньгами не располагал.

В стране оказались практически «заморожены» на семилетний срок более 170 тыс. документов: все нормативные и нормативно-правовые акты, устанавливающие требования безопасности и регулирующие промышленный и потребительский рынок — стандарты, строительные нормы и правила, нормы пожарной безопасности и т.д. А новых никто не придумал. В мае 2006 года правительство приняло уже третью по счету редакцию программы разработки технических регламентов, были перенесены и увеличены сроки представления в правительство соответствующих проектов.

В 2006 году на заседании правительства тогдашний премьер-министр Михаил Фрадков «достижения» во внедрении технических регламентов оценил весьма жестко: «Проведена супероперация в интересах наших глобальных конкурентов. И нам предстоит разобраться, кто вверг нас в эту пучину с такой степенью некомпетентности».

– На сегодняшний день у органов сертификации нет никаких надзорных функций, — говорит Рафига Шафигулина. — Совершенно! Технические регламенты отменили сертификацию и ввели такой документ, как декларация производителя. Приносит предприниматель декларацию, в которой «божится», что изготавливает хорошую продукцию, предоставляет подтверждающие это протоколы испытаний и просит зарегистрировать декларацию. То есть сам изготовил, сам проверил качество, сам протоколы подписал, а нам остается только зарегистрировать его декларацию — этим ограничиваются в основном наши надзорные функции. И в течение трех лет к нему потом больше не подступайся. Проверить его в течение этого срока может один раз только Роспотребнадзор: правильно ли он принял декларацию, соответствует ли качество выпускаемой им продукции его клятвенным заверениям. Если вообще хотя бы раз заглянет к нему, а то и не успеет: может, он за три-то года уже переоформился и всплыл где-то под другим «флагом».

Инспекторы Роспотребнадзора имеют большие полномочия: они могут и закрыть предприятие, и приостановить работу, и оштрафовать на всю катушку. Но их после проведенной несколько лет назад в контролирующих структурах «кадровой оптимизации»  едва хватает на самые необходимые функции по плану да на неотложные меры в «пожарном порядке». Впрочем, предусмотренный законом свободный заявительный характер регистрации продукта позволяет ушлому предпринимателю сделать его вообще «невидимым» для Роспотребнадзора. Предприятие поставляет на рынок, скажем, вполне реальные, осязаемые кондитерские изделия, а они не фигурируют в реестрах Роспотребнадзора. Ведомство не знает об их существовании и, соответственно, не вносит в план проверок. Просто потому, что хозяин предприятия то ли забыл, то ли умышленно скрыл факт появления на рынке своего продукта, не зарегистрировал декларацию. И хорошо, если он достаточно искушен в деле, за которое взялся, не склонен к слишком рискованным экспериментам ради прибыли. Иначе можно предполагать разные варианты последствий, вплоть до самых скверных.

Читайте в рубрике «Титульная страница» Путин ответилОтветы на самые актуальные вопросы, которые задали президенту, читайте на Русской Планете Путин ответил

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»