Кочка на карте
Кочка на карте

Бывший военный городок уже десятый год не может определиться, как жить дальше

На юге Челябинской области есть поселок под скромным названием Локомотивный. Сорок лет там базировалась 59-я ракетная дивизия, а в секретных шахтах ждало своего часа самое мощное оружие в советском арсенале — знаменитые ракеты РС-20. В западной классификации они были известны как «Сатана». Девять лет назад дивизия была расформирована, ракеты демонтированы, шахты взорваны, а бывший военный городок открыли для свободного въезда гражданских. Корреспондент РП побывал в Локомотивном и узнал, что изменилось там за годы мирной жизни.

«Фома» поверившая

Названием «Локомотивный» внутри самого городка практически не пользуются. Военным он был известен под кодовым наименованием «Карталы-6». Те, кто постарше, еще помнят прежнее название «Солнечный». Но в абсолютном большинстве местные жители говорят просто — «Десятка». Один из предпринимателей обыграл это, открыв недавно на месте ликвидированного контрольно-пропускного пункта магазин с таким названием. Одну из его стен этой «Десятки» украшает стилизация под советскую десятирублевую купюру.

Многочисленные новые магазины и торговые центры — одна из самых очевидных примет «послевоенного» времени. Поначалу бизнесом занимались местные коммерсанты, но сейчас их активно вытесняют крупные торговые сети, пришедшие из региона. Здание офицерского кафе месяц назад заняла «Пятерочка», чуть поодаль располагается «Магнит», инфекционное отделение перестраивают в алкомаркет «Красное и белое», а в бывшей военторговской «Звездочке» еще недавно действовал филиал магнитогорского «Ситно» — теперь помещение снова продается.

Торговые точки стали практически единственным источником рабочих мест здесь. Поначалу у руководителей ЗАТО Локомотивный были амбициозные планы — организовать на базе покинутой военной части площадку для промышленных предприятий. Продавать крупным инвесторам собирались казармы, столовые, многочисленные складские помещения. Но вложить свои деньги и открыть новый бизнес на территории городка рискнула только одна промышленная компания — магнитогорская обувная фабрика «Фома». В бывшей столовой разместился цех по пошиву обуви.

– Она недолго просуществовала, фабрика эта, несколько лет всего, потом закрылась,— вспоминает продавщица Марина Маркова. — Развесили объявления, приглашали на работу, мы с мужем тоже пошли туда. Оказалось, что работать надо на дому. Они давали материалы, из которых вручную нужно было шить всякие тапочки и пинетки. Качество не очень было, продавалось все плохо, и дело рухнуло в итоге. А сейчас рабочие руки вообще никому не нужны здесь. Вместо предприятий понастроили магазинов, выход один — за прилавком стоять и зарплату копеечную получать. Пять-шесть тысяч платят. И это еще ничего — люди у разных мелких частников за три-четыре тысячи в месяц работают. И плевать всем, что где-то там в законах минимальная зарплата прописана. Они же нанимают без договоров, без документов, без трудовой. Не устраивает — уходи, другого возьмем еще дешевле. А по договору негде работать. В Карталах только, да и то с трудом можно работу найти. На «железке» разве что (железная дорога. — прим. РП).

«Как в чужом государстве»

Самая большая потеря городка, по словам местных жителей, это медицина. Для военных, которые в былые времена составляли минимум две трети населения, работал госпиталь, оборудованный по последнему на тот момент слову советской медицинской техники. Рядом стояла поликлиника, предназначенная для гражданских. Котировалась она у горожан ниже, чем госпиталь, куда пытались попасть на лечение всеми правдами и неправдами. Но все равно ценилась выше прочих карталинских поликлиник, поскольку не имела проблем ни с лекарствами, ни со специалистами.

В 2005 году, сразу после расформирования дивизии, глава Локомотивного Вячеслав Васковский решил воспользоваться этим козырем и предложил создать на базе городка особую экономическую зону с медицинским уклоном. Планировалось заниматься фармацевтическим производством инфузионных растворов. Проект был направлен на рассмотрение областного правительства, но не был утвержден: на тот момент не был решен с Министерством обороны вопрос о том, кому принадлежат оборудование и помещения.

– Позже Васковский с Рекуновым (глава Карталинского района в 2005-2007 годах — прим. РП) все не могли поделить эту аппаратуру. Не знали, за какую сумму кому отдать, —  рассказывает бывшая медсестра госпиталя Анна Тепляева. — Хоть бы в Угольные копи лучше отправили, там такое страшное инфекционное, патология такая жуткая — барак с крысами. А у нас такой госпиталь был, просто конфета! Без слез теперь на это здание и не взглянешь, все разрушено. Часть оборудования вывезли неизвестно  куда, остальное просто поворовали, растащили на цветные металлы, даже трубы все вырезали и сдали.

От госпиталя, и правда, остался только остов — голые стены с пустыми окнами, а внутри груды камня и кирпича. Поликлиника уцелела и даже продолжает работать, но пережила свою драму — почти весь персонал теперь работает только два раза в неделю и принимает посетителей всего по три часа. Полноценный ежедневный прием ведут только терапевт и педиатр. Окулист приезжает раз в неделю из Карталов. Те, кому не хватило талонов и у кого нет времени ждать, сами едут в Карталы, где лечатся платно. Вернее, так было до этого года. Но в 2014-м поликлиника не заключила договор с Карталинской железнодорожной больницей, и теперь там не принимают никого из Локомотивного. Даже за деньги.

–  У моей внучки пробки в ушах были. Лор в отпуске на месяц, и мы поехали в «железнодорожку», а там отказываются даже смотреть. Пожаловалась нашему главе Мордвинову, а он говорит: «Ничего страшного, съездите в Челябинск, люди вон в Москву ездят». Ну так они ездят, если что-то серьезное, операция, а тут пробки в ушах! А что поделаешь, пришлось брать билеты и ехать в Челябинск, — возмущается местная жительница. — Живем, как в чужом государстве. Ой, только фамилию мою не называйте, пожалуйста.

За незримой стеной

Большинство проблем Локомотивного возникло из-за того, что статус его до сих пор не определен. Еще до того, как была взорвана последняя ракетная шахта, муниципальное руководство определило два возможных варианта развития Десятки. Первый — присоединить ее к соседним Карталам. Причем сделать не заштатным спальным кварталом, а одним из элитных районов. Предпосылки к этому были вполне очевидные — на тот момент Локомотивный был оазисом благополучия, красивым, ухоженным местом, обладал мощной социальной инфраструктурой и гораздо более высоким уровнем урбанизации, чем сами Карталы. Обсуждался даже вопрос переноса в городок Карталинской администрации. Минусом была невозможность предсказать, как в действительности распорядится соседняя мэрия неожиданным подарком. Жители Локомотивного опасались, что карталинцы попросту выкачают из их городка все ресурсы.

Второй вариант — снятие статуса закрытого административно-территориального образования, но сохранение независимости. В этом случае у городка появлялась возможность зарабатывать деньги за счет создания особой экономической зоны, привлечения инвесторов, реализации наследства, оставшегося от военных. В принципе, именно этот путь и был выбран, но со своими нюансами — статус ЗАТО с Локомотивного так и не был снят. Сначала переходный период продлили до 2007 года, потом — до 2010-го, затем в качестве окончательной даты назвали 2012-й. В итоге на дворе конец 2014-го, а Локомотивный по-прежнему имеет статус ЗАТО. Эти четыре буквы, стоящие перед названием городка, отпугивают инвесторов, но при этом приносят немалые деньги — благодаря им сюда каждый год идут крупные отчисления из центра. На 2014 год, например, местный бюджет составляет чуть больше 265 миллионов рублей, из которых сам городок заработал лишь 20 миллионов. Остальное перечислил федеральный бюджет.

Окончание затянувшегося переходного периода намечено на 2017 год, если, конечно, дату в очередной раз не передвинут. К этому времени бывшая военная точка должна найти способы для самостоятельного существования. Правда, многие горожане уже не верят, что у Локомотивного есть какое-то будущее.

– После ухода военных к лучшему не меняется ничего, наоборот, все только хуже и хуже, — говорит пенсионерка Алия Тагирова. — Сейчас из прежнего населения остались только те, кому некуда ехать. На смену разъехавшимся военным пришли деревенские из соседних сел да из Казахстана понаехали. Теперь тут такой кошмар творится, постоянные убийства, грабежи, наркотики. Раньше каждое преступление было настоящим ЧП, весь городок на ушах стоял. А теперь только и слышишь, то одного знакомого убили, то другого. Вальку недавно прямо в подъезде посреди бела дня заставили сережки снять. Я уже на улицу боюсь выходить, особенно вечером. Часть фонарей давно не работает, люди с фонариками ходят. Молодежь, какая поприличнее, вся старается уехать. Сама бы переехала в Карталы или в Магнитку, только квартиру не продашь, никому здешнее жилье не нужно.

Кое-какие приметы прежней жизни в Локомотивном еще сохранились. Все так же горит Вечный огонь, мальчишки с удовольствием карабкаются на стоящую рядом пушку. В местной школе пять лет назад создали кадетский корпус, который пользуется у детворы бешеной популярностью — туда записываются дети отставных военных. На одном из домов висит огромный плакат с призывом к парням идти на контрактную службу.

Но в целом Десятка надолго зависла в безвременье. Она перестала быть обычным военным городком и так и не стала обычным поселком городского типа. Бетонная стена, которая отгораживала и одновременно защищала ее от внешнего мира, вроде бы снесена. Но незримый барьер все равно ощущается — местные жители чувствуют себя брошенными. И так будет как минимум еще два года.

«Живой вулканический выплеск эмоций, страстей народа» Далее в рубрике «Живой вулканический выплеск эмоций, страстей народа»Писатель Захар Прилепин прилетел в Магнитогорск и рассказал, что думает о Новороссии, творческой интеллигенции и связи с небом Читайте в рубрике «Титульная страница» Путин ответилОтветы на самые актуальные вопросы, которые задали президенту, читайте на Русской Планете Путин ответил

Комментарии

08 декабря 2014, 11:06
Статья интересная, и на много процентов объективная, хотя есть море неточностей и шероховатостей, как например, то, что в инфекционном отделении открывают «К&Б». Оба здания «инфекций» функционируют по своему назначению, по 15 стационарных коек каждая, а под магазин переделали заброшенное здание военного крематория (там сжигались хирургические останки из военного госпиталя). Ну, а автору, лучше бы было пообщаться со специалистами, а не пожилыми людьми, не совсем, владеющими полнотой информацией, как например о том, что «ФОМА» шили тапки на дому. Не всё так радужно в Локомотивном, но и отчаиваться нет смысла. Те же квартиры в Солнечном от 800 000 до 2 000 000 российских рублей. Но, вместе с тем, спасибо Магнитке, что она обратила на нас внимание. Видимо у них там уже все проблемы закончились, либо решены :-)
08 декабря 2014, 13:44
Брошенные военные городки - большая проблема не только в Сибири, но и в центральном регионе, в частности, в Подмосковье. После ухода оттуда военных, муниципалитеты с большой неохотой принимают имущество на баланс.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»